Домашняя страница: сайты, записная книжка и фотоальбом

Информационный Кавказ отчаянно ищет язык несогласия

Заметка Виктора Мараховского с сайта «Sponsr»


Чтобы в полный рост увидеть и в полной мере осознать иррациональность современного информационного поля, ув. друзья — не придумать лучшего времени, чем нынешние дни.

Над северным полушарием вновь навис огромный шипастый шар ковида, похожий на морскую мину из винтажных фильмов. Если убрать коронавирусные новости из СМИ, в них появятся гигантские белые просеки сверху донизу. Но убирать их уже не нужно, ибо в среднем наш современник попросту устал бояться именно этой темы.

В известном смысле мы переживаем сейчас римейк «жизни в разгар Холодной войны», когда над каждым в отдельности и надо всеми в целом нависала огромная атомная бомба, несущая безусловное уничтожение всему живому — но в тени этой бомбы покупались новые авто, мечталось о девчонке с соседнего двора, сочинялась музыка и текла прочая повседневность, огибавшая факт бомбы примерно так, как волны огибают препятствия.

Вообще гигантский вес в ответе на вопрос, что мы рассматриваем как настоящее событие, событие действительно происходящее, имеет то, в состоянии ли мы на него интересно для нас самих отреагировать.

Способны ли мы приятно испугаться или неприятно запаниковать.

Есть ли у нас заготовленная типовая шутка.

Есть ли у нас заготовленное решение проблемы, которое мы можем — сурово или ехидно — выложить в каменты.

Разумеется, от одного замкнутого медиа-гетто к другому сформированы свои наборы действительных событий, в связи с чем современник с намётанным глазом способен отличить одно издание от другого просто по набору заголовков.

Если в этом наборе непременно имеются:

— можно не сомневаться, что вы читаете интеллектуальный & актуальный ресурс из тех, что имеют странные названия и располагают статьи в ряды по три штуки, предпочитая к ним мультяшно-аппликационные иллюстрации. Для их авторов и аудитории по-настоящему существуют гендеры, страдающие активисты и произвол власти, камерные новые сериальчики нетфликса и лучшие старбаркеры по версии EYY (не спрашивайте, что это такое — я сам только что придумал и специальность, и рейтинговое агентство).

Если набор выглядит так:

— то, разумеется, это «Комсомольская правда», или «МК», или ещё какая-либо из «народных» советских газет, сумевших пережить шок развоплощения из бумаги. Для авторов и аудитории по-настоящему существуют интриги зарубежья, заслуженные артисты РСФСР и сантабарбары вокруг них, а вместо произвола власти их волнует социальное неравенство.

При этом темы нависающие, то есть уже отработавшие реакцию, перестают быть чем-то по-настоящему интересным и существуют только как общий фон. Срок их жизни краток, поэтому белорусские ли марши взад-вперёд, карабахский ли конфликт, коронавирус ли — просто мерцают на горизонте внимания, лишь изредка и ненадолго освещая небосклон яркими вспышками. Как выразился вчера один ув. коллега — «вроде бы столько новостей, а ощущение, будто ничего не происходит».

Я добавил бы, ув. друзья, к этому наблюдению ещё одно.

Главным (и печальным) эффектом современного разбредания медиа по тематически-аудиторным гетто стало практически полное исчезновение понятия публичной дискуссии.

Самое трагичное, что дело тут не в какой-либо повышенной несговорчивости лиц, концентрирующих в себе общественные, политические или экономические позиции.

Дело также, вероятно, не в том, что их позиции столь полярны, что их невозможно сблизить и что именно поэтому любая попытка встретить их носителей обращается в гвалт и горькое ток-шоу федерального канала с побиваемыми клоунами.

Рискну предположить, что у нас из-за десятилетий процветания автономных гетто исчезла не столько даже воля к компромиссу или «общий язык согласия», но и произошло нечто худшее — исчез язык несогласия.

Подобно тому, как язык, оказавшись на гигантской равнине или живущий вдоль огромной реки, столетиями без проблем сохраняет и переустанавливает своё единство, и жители истоков только ухмыляются, слушая забавное оканье жителей дельты — язык, высыпанный в лунки частых ущелий в тесной горной местности, в считанные поколения распадается на диалекты, утрачивающие взаимопонимание.

Наше современное медиапространство является информационным эквивалентом Кавказа: в отгороженных друг от друга лунках как вирусные культуры бешено размножаются локальная меметика, локальные идиомы и локальные очевидности, и представить себе не то что продуктивный диалог, но и хотя бы просто вменяемый спор между завсегдатаем Тупичка и насельником Хабра не представляется возможным.

На днях ув. представители платформы Sponsr.ru устроили мне небольшой видеодопрос (он как будто бы выйдет на днях), в ходе которого поинтересовались, как быстро проект мараховщины стал для меня клубом единомышленников и что это для меня значит.

Надеюсь, это не клуб единомышленников, искренне ответил я. Было бы ужасно думать, что в мире, где наблюдается явное и трагичное перепроизводство клубов единомышленников, у меня не получилось ничего лучшего, чем с помощью локальных прибауток создать ещё один.

Куда большим достижением представляется поддержание не единомыслия, а языка несогласия. Языка, на котором ув. современники нормальным человеческим образом способны спорить друг с другом, не скатываясь к бесконечному вербальному сигнализированию «свой-чужой».

Строго говоря, мне вообще кажется, что «единомыслие» само по себе представляет понятие-оксюморон. В тот момент, когда оно действительно становится «-мыслием», оно перестаёт быть «едино-».

Единство, которое действительно важно и стоит сохранять и развивать — это единство понятийного языка. И качественный понятийный язык, собственно, — это и есть такой язык, на котором мы, понимая друг друга, способны друг с другом не соглашаться.

14.10.2020

Виктор Мараховский
«Sponsr»


Запись сделана 14/10/2020

Навигация по записной книжке:

Поиск по сайту

Навигация по сайту: