Домашняя страница: сайты, записная книжка и фотоальбом

За что ненавидят Россию

Роман Носиков о кризисе Запада и джихад-социологии


Ежедневная норвежская газета Aftenposten опубликовала статью, в которой изумлённый автор разбирается с социальной статистикой «Исламского государства». В том числе с биографиями добровольцев, вступивших в эту террористическую организацию, запрещённую в России.

В руки западных спецслужб от перебежчика попали личные дела примерно четырех тысяч боевиков ИГ. Как заявляется, они были проанализированы специалистами, работающими с «Вест Пойнт», и выяснилось ужасное. Оказалось, что средний портрет джихадиста абсолютно не соответствует представлению о нём, сложившемуся у среднего европейца.

Путешествующий джихадист

До сих пор средний европеец полагал, что боевик ИГ необразован, нищ, одинок. Что это — изверг общества. Что у него нет семьи. Что он не имеет опыта проживания в других странах и культурах. Что он мало видел мир — не путешествовал.

Что это грязный, бородатый, нищий, одинокий, дикий, безграмотный и безработный неудачник, ожесточившийся без образования и социальных связей.

А вот и нет.

Средний джихадист из ИГ, по утверждениям Aftenposten, происходит из Саудовской Аравии, Марокко, Туниса, Турции, России, Косова, Бахрейна, Ливии, а также Норвегии, Дании или Швеции. Ему около 27 лет. В 30% случаев он женат и имеет детей.

Что самое интересное, его образовательный уровень несколько выше, чем в среднем у граждан страны, из которой он прибыл. Еще важнее то, что его работа не соответствовала образованию. Чаще всего этот человек испытывает презрение к соотечественникам.

Средний боевик практически не занимался изучением Корана до контакта с ИГ. При этом каждый второй джихадист путешествовал и имеет опыт общения с жителями других стран.

Как же так? Почему эти люди стали тем, чем стали, и окрасили себя в чёрные цвета, думает европеец.

Стороны одной медали

Европеец пребывает в уверенности, внушённой ему информационным окружением, в том, что его-то образ жизни, его набор ценностей является самым лучшим из имеющихся на планете, и не понимать этого могут лишь люди дикие, ущербные и необразованные.

Превосходство это наглядно подтверждается теми благами, которые есть у европейца, — социальными службами и льготами, уровнем и продолжительностью жизни, медициной, интеллектуальной работой и, конечно же, доходами.

Араб же, получивший образование инженера, сантехника или врача, фельдшера, да хоть медбрата и отпахавший после этого десяток лет в качестве уборщика, повидавший и свою родину, и Европу, знающий, как живут там и как здесь, — он понимает то, чего не понимает европеец. И видит то, чего европеец, приезжающий в Азию и Африку только в качестве туриста, то есть маленького божка потребления, не видит.

Он видит, что нет разницы между его нищей страной, с диктатурой или монархией, — и европейской демократией. Что это одна система. И разница между странами, между уровнем жизни, медицины, оплатой труда и законами — это часть системы, а не пропасть между системами разными.

Вполне реально существующая пропасть — экономическая, гуманитарная, социальная, культурная — это институт той же системы.

Араб видит, что норма невыносима по обе стороны этой пропасти. Потому что, с одной стороны, это тяжкий труд, короткая жизнь, драка у колодца за воду, резня из-за храмов и войны, вызванные попытками диктаторов отобрать друг у друга очередное месторождение. Да ещё постылая жена, выписанная тебе семьей по степени твоей состоятельности, — то есть страшная (ведь красота — товар, который тебе не по мошне).

А с другой стороны, это очереди за очередным айфоном, повальная пьянка «Октоберфеста» с зассанными переулками, драки в магазинах по «чёрным пятницам», ссоры с сантехником-поляком, смена половых партнеров, легальная марихуана, социальное пособие, игровая приставка, дом престарелых и бесконечное перекачивание денег из одного мира в другой.

Ужасно быть не отщепенцем и не извергом этих систем. Ужасно быть нормой. Ужасно быть персонажем из «Визита старой дамы» и «Хижины дяди Тома».

Преступник известен

Никакой левой альтернативы для этих людей нет. Нет науки, которая могла бы описать наблюдаемое ими. Марксизм демонизирован. Капитализм с большей охотой будет иметь дело с религиозными фанатиками, нежели с марксистами-технократами.

«Левые» движения Европы на данный момент заняты требованием новых социальных благ, что должно лишь усилить эксплуатацию стран Третьего мира, и расширения прав секс-меньшинств.

В этих условиях радикальный ислам решает сразу две задачи. Он дает возможность канализации протеста без ухода в марксизм. И предоставляет ресурсы для уничтожения непокорных светских режимов в арабских странах.

Скажите, кому это выгодно, и вы назовете имя преступника.

Нельзя не заметить, что Россия — страна, в которой прекрасные женщины до сих пор выходят замуж по любви, а не за деньги, — и тут стала камнем преткновения.

Мы слишком долго жили в обществе, которое стремилось к бесклассовости. Мы очень долго жили в стране, где декларировалась возможность достижения идеала — человеческого и общественного. Это не могло не оставить свой след во всех нас.

Почти каждый из нас является частичкой того ключа, который, возможно, откроет для планеты новый путь. В том числе, сохранив Маркса, Ленина, Сталина.

Читайте Сталина

Как там было-то…

«Было бы неправильно думать, что можно добиться такого серьезного культурного роста членов общества без серьезных изменений в нынешнем положении труда. Для этого нужно прежде всего сократить рабочий день по крайней мере до 6, а потом и до 5 часов. Это необходимо для того, чтобы члены общества получили достаточно свободного времени, необходимого для получения всестороннего образования.

Для этого нужно, далее, ввести общеобязательное политехническое обучение, необходимое для того, чтобы члены общества имели возможность свободно выбирать профессию и не быть прикованными на всю жизнь к одной какой-либо профессии. Для этого нужно, дальше, коренным образом улучшить жилищные условия и поднять реальную зарплату рабочих и служащих минимум вдвое, если не больше, как путем прямого повышения денежной зарплаты, так и, особенно, путем дальнейшего систематического снижения цен на предметы массового потребления.

Таковы основные условия подготовки перехода к коммунизму.

Только после выполнения всех этих предварительных условий, взятых вместе, можно будет надеяться, что труд будет превращен в глазах членов общества из обузы «в первую жизненную потребность» (Маркс), что «труд из тяжелого бремени превратится в наслаждение» (Энгельс), что общественная собственность будет расцениваться всеми членами общества как незыблемая и неприкосновенная основа существования общества».

Вот за это нас и хотят убить.

21.04.2017

Роман Носиков
Сайт «РИА ФАН»


Запись сделана 21/04/2017

Навигация по записной книжке:

Поиск по сайту

Навигация по сайту:

Книги С. Г. Кара-Мурзы в интернет-магазине «Озон»