Домашняя страница: сайты, записная книжка и фотоальбом

Сталин и День Победы

Специальное интервью С. Кара-Мурзы для газеты «Точка Ру»


Вопрос: Чем ближе 9 мая — День Победы, тем сильнее проявляется странное явление: вопреки кампании по дискредитации Сталина и его роли в Великой Отечественной войне, среди молодёжи усиливается тяга к изучению того времени. Более того, в связи со скандалом вокруг плакатов с изображением Сталина, молодёжь в разных городах организуется и за свои деньги пытается разместить плакаты с его изображением на автобусах. Что выражают эти символические действия?

Ответ: Сегодня Сталин — образ того, чего желает большинство народа России. Образ, выраженный в одном слове, краткий и простой, как флаг. Не все принимают Сталина за символ, но чаяния — те же. Так и под одним флагом идут в бой люди, которые сильно различаются в отношении к флагу, но соединенные чем-то более важным. Сталин вновь соединил народ, потому его имя так ненавидит меньшинство, которое старается рассыпать этот народ. Тут, я думаю, установки и старых, и молодых, различаются мало. А День Победы — праздник, в который мы снова переживаем то столкновение Добра и зла, которое выпало на долю нашего народа и стало Великой Отечественной войной. 9 Мая это столкновение происходит уже как битва символов в нашем сознании. Ну, и в СМИ, где мы находимся в глухой обороне. Ничего, это не единственный фронт.

Но перед молодежью стоит особая трудная задача, которая и объясняет тягу к изучению «времени Сталина». Сегодня Сталин — это предание. Но под ним — жесткая основа, ее и требуется изучить. В отличие от туманных проектов «силиконовой долины», здесь мы имеет исторический факт: в России был создан такой тип соединения государства и народа, в котором честный труженик обрел небывалую силу и достоинство. Труженик смог сбросить гнет денежного мешка и его подручных. Именно за это Сталина и любили, и ненавидели, а все остальное — идеологическая декорация.

Сталин был создан советским человеком. И обратно — он создал советского человека. Вместе они выстроили такие социальные формы, которые подняли Россию, да и весь мир, включая и Запад. Мы в России не удержались, сорвались, но из памяти это уже не вытравить. А главное, из того проекта можно извлесь много уроков, необходимых нам и сегодня.

Конечно, пытаясь разместить портреты Сталина на автобусах, граждане хотят выразить свое отрицание того пути, на который нас толкнули Горбачев с Ельциным и по которому страна катится и сегодня. Это — способ волеизъявления людей, лишенных доступа к СМИ для выражения своего несогласия. Зная настроение этой части общества, власти Москвы сделали в этом году небольшую отдушину. Разумно.

Вопрос: Что означает рост интереса к урокам прошлого — попытку найти в том времени ответы на нынешние проблемы? Можно ли считать это поиском того цивилизационного пути России, о котором Вы часто пишете и говорите? Ведь многие считают, что поворот с того цивилизационного пути произошел с приходом к власти Хрущёва и с началом борьбы с «культом личности Сталина».

Ответ: Сталин — человек времени революций, мировых и гражданских войн. Это — вождь в годы народного бедствия и катастроф. Критики «эксцессов сталинизма» делают вид, что этого не понимают. Но в благополучное время такой режим действительно не нужен и невозможен. Перед войной или во время войны было ясно: или Гитлер — или Сталин. Но в 50-е годы из мобилизационного режима надо было выходить. Эта операция очень сложная, это мы и по НЭПу знаем. Хрущёв был не на высоте задачи и нанес по всей советской системе тяжелый удар. Сыграли свою роль и его личные качества, и отсутствие теоретической базы, и общий низкий уровень гуманитарной культуры партии и всего общества — не успели мы ее нарастить, да и война повыбила людей, которые сочетали высокую культуру с любовью к советской стране и, главное, к простонародью.

Поиск того цивилизационного пути России, отрезок которого мы прошли со Сталиным, осложняется иллюзией, что логику и методы Сталина можно с успехом применить и на другом отрезке, с людьми существенно другой культуры. Сам Сталин, мне кажется, так не думал и даже предвидел большие трудности. Нам надо изучать и цивилизационный путь России, и «время Сталина» не для того, чтобы сегодня имитировать социальные технологии 30-40-х годов, а чтобы понять философию, принципы и критерии принятия стратегических решений, которые тогда были выработаны. Знание о них в готовом виде нам не оставили, надо его реконструировать.

А если и дальше дело пойдет, как сейчас, то есть риск, что денежный мешок и его подручные вновь призовут глобального Гитлера. И тогда нам понадобятся и технологические уроки Сталина.

Вопрос: Вы говорите, что есть серьезное непонимание сталинизма. Многим тоже так кажется. Со всех сторон слышим о Сталине, но все не то. Как будто что-то главное упускают. Даже профессиональные историки больше спорят о вещах несущественных. Какие бы Вы дали ориентиры для изучения той эпохи?

Ответ: Думаю, тут дело не в Сталине, а в том, что в целом у нас создали очень упрощенное представления о первой половине ХХ века. А это время было очень сложное и слишком «спресованное». Современники сами не успевали его осознать и выразить, а официальная история, видимо, была вынуждена его выхолостить — из политических соображений. Надо было примирить людей, переживших такие множественные гражданские конфликты и войны. Соответственно, мы и о Сталине мало знаем и не представляем, какие задачи приходилось решать, с какими ресурсами и какими методами. Может, лучше и не знать об этом, во всяком случае, слишком много. Но главное узнать все равно придется, и понемногу мы к этому изучению приступаем.

А ориентиры простые — брать главное, отсеивать побочные вещи. Все-таки мы можем себе представить, какие угрозы перед нами вставали, если война была всего лишь одной из целого ряда таких угроз. Надо стараться додумывать до конца, а не успокаивать себя оценками с высоты нашего знания и комфорта. В целом, сейчас кажется чудом, что удалось пройти столько опасных узких мест. С большими потерями, но прошли, сумели собраться, и Сталин в своем деле был на высоте. Из тех, кто был в наличии, трудно назвать другого, кто смог бы с этими задачами справиться. Наверное, были люди помягче и подобрее, но это не компенсировало тех нужных качеств, которых им не хватало.

Вопрос: Почему именно Сталин сейчас становится символом советской эпохи, вытеснив Ленина?

Ответ: Ленин выполнял задачи менее «видные», менее драматические и более далекие от наших современных проблем. В принципе, его и Сталина надо было бы брать как «систему», один без другого не работает. Не будь Сталина, труд Ленина, думаю, пошел бы насмарку — Троцкий и оппозиция выполняли иной проект, а не ленинский. Но если бы Ленин не решил ряд принципиальных задач в русской революции, то не было бы и этой необычной системы — советского государства.

А сейчас Сталин стал именно символом. Он — полное отрицание нынешнего строя и того пути, по которому нас тянут. Коротко и ясно. Он — несомненный факт, что мы, тот же народ, на той же земле, еще с несравненно меньшими средствами, могли быть мощной непобедимой силой, способной за десять лет поднять страну до уровня сверхдержавы. Раз это было возможно, значит, это возможно в принципе. Значит, отдышимся, оглядимся — и соберемся снова. Коротко и ясно. Иметь такой символ — половина дела.


Запись сделана 07/05/2010

Навигация по записной книжке:

Поиск по сайту

Навигация по сайту:

Книги С. Г. Кара-Мурзы в интернет-магазине «Озон»